Search
  • Лариса Скабелина

Психологический анализ текста речи Ф.Н. Плевако

Updated: Jul 22, 2018

Статья опубликована в журнале "Вестник МГЮА" №12, 2017

Об ораторском искусстве Ф. Н. Плевако написано немало. И это справедливо, потому что Федор Никифорович – необыкновенный и многогранный ритор. Его речи можно и нужно изучать вновь и вновь. В них он предстает не только как выдающийся профессионал в области права, но и как тонкий психолог, грандиозная личность. Анализ речей Ф. Н. Плевако, коих огромное количество, дает возможность описать разнообразные риторические приемы выдающегося адвоката, позволяющие привлекать и удерживать внимание аудитории, убеждать ее в своей правоте, заражать ее своими эмоциями и в итоге – завоевывать ее.

Психологический анализ текста ставит другие задачи. Он позволяет обнаружить в тексте признаки тех или иных особенностей личности оратора, его ценностных ориентаций, убеждений, характеристики психического состояния выступающего. Письменный текст для психолога является отражением личностных установок автора.

Изучение особенностей личности через ее тексты – сравнительно молодая область психологии, находящаяся на стыке с лингвистикой. Впервые термин «психолингвистика» употребил в 1946 году Н. Пронко[1]. Основателем отечественной психолингвистики считается А. А. Леонтьев.

В психолингвистике текст как продукт речемыслительной и психической деятельности автора соотносится с психологией его создателя.[2] Такой подход предполагает, что элементы текста в определенной степени отражают особенности психики автора. Каждому типу текста соответствуют определенные вербальные индикаторы.

В некоторых работах даже рассматриваются вопросы типологии творческих личностей, авторов (писателей, поэтов, журналистов) в зависимости от типа их текстов. Описаны и смешанные типы, сочетающие в себе признаки разных типов личности.

В. Ф. Енгалычев отмечает, что по тексту могут быть выявлены следующие психические параметры: симптомы функционального состояния, уровень общей активности, мотивация и эмоциональный фон деятельности; индивидуально-типологические особенности личности, связанные с силой, подвижностью и уравновешенностью нервных процессов; особенности мотивационно-волевой регуляции, что проявляется в значимости для индивида тех или иных объектов[3].

Не претендуя на полноту и всесторонность, проанализируем одну из речей Ф. Н. Плевако с позиций психолингвистики, не столько для того, чтобы узнать что-то новое о великом адвокате, сколько для того, чтобы найти еще одно подтверждение его необыкновенного характера, сделавшего его знаменитым.

Рассмотрим для примера речь Ф. Н. Плевако в защиту рабочих коншинской мануфактуры. Будучи недовольны порядками на фабрике, рабочие представили управляющим свои требования по улучшению условий труда. После неудачных переговоров разъяренная толпа численностью в 500 человек стала бить стекла в фабричных зданиях и квартирах некоторых служащих, расхищать имущество. На следующий день беспорядки продолжились. Несколько рабочих были привлечены к суду. Заключительное слово в защиту обвиняемых было предоставлено Ф. Н. Плевако.

Речь в защиту рабочих сравнительно короткая, о чем Ф. Н. Плевако говорит в самом начале, хорошо структурирована. В ней четко обозначены вступление, основная часть и заключение. При этом вступление и заключение, позитивные по своему настроению, контрастируют с мрачными описаниями толпы и условий жизни рабочих.

Во вступлении Федор Никифорович обращается к присяжным с просьбой о снисхождении, в заключение – рисует воображаемую картину благодарных криков рабочих, вкладывая в их уста слова гладиаторов, идущих на смерть. Описывая же толпу, сравнивает ее с «чудовищем», «страшилищем», приписывает ей возможность «мычать», «галдеть», «внушать» и «заражать» лиц в нее входящих. Характеризуя условия существования рабочих, не дающие возможностей для их нравственного роста, сравнивает их с бездушной машиной. Такая полярность в настроении разных частей выступления Ф. Н. Плевако вместе со сравнительно короткими, будто незаконченными, предложениями («А если была?», «Остановимся», «А у них не то…» и др.), повторами создают ощущение динамичности речи.

Перечисленные характеристики речи, как указывающие на состояние эмоциональной напряженности автора текста, называет Э. Л. Носенко[4]. Выступление адвоката в суде, безусловно, ответственное событие и состояние эмоциональной напряженности оратора при этом вполне объяснимо и уместно. О нем можно судить по изменению дыхания выступающего, тембра его голоса, темпа речи. Но и, не имея возможности слышать выступление Ф. Н. Плевако, по изменению грамматического строя речи мы можем судить об изменении состояния оратора.

Помимо повторов, сравнительно более коротких фраз, иногда незавершенных, к признакам эмоциональной напряженности относится увеличение количества существительных и глаголов по сравнению с прилагательными и наречиями. Простой подсчет показывает, что в Ф. Н. Плевако, выступая в защиту рабочих, использует существительные и глаголы значительно чаще, чем прилагательные и наречия - в наиболее эмоционально напряженные моменты в 8-10 раз. Особенно это заметно, когда он говорит о поведении человека в составе толпы: «Быть в толпе еще не значит быть носителем ее инстинктов. В толпе богомольцев всегда ютятся и карманники. Применяя земные методы обвинения находящихся в толпе, вы впустите в рай вместе с пилигримами воров по профессии».[5]

Тексты энергичных людей с активной гражданской позицией часто затрагивают актуальные проблемы истории и общества, для чего автору необходима широчайшая эрудиция в самых разных областях науки и искусства. И нетрудно заметить, что в речи Ф. Н. Плевако такие проблемы находят свое освещение. В речи в защиту рабочих коншинской мануфактуры Федор Никифорович высказывается относительно особенностей поведения человека в составе толпы, степени ответственности обвиняемых в преступлениях, совершенных в составе большой группы людей. Идет 1897 год. Социальная психология как наука еще в младенческом состоянии. На русском языке знаменитая книга Г. Лебона «Психология народов и масс», описывающая феномен поведения человека в толпе, будет издана только через год. А в речи Ф. Н. Плевако мы находим блестящий анализ изменений, происходящих в сознании участников массовых беспорядков!

Во-первых, это заразительность толпы – феномен, описанный позднее во всех учебниках по социальной психологии, на который обращает внимание Ф. Н. Плевако: «Толпа заражает, лица, в нее входящие, заражаются»[6]. А у Г. Лебона читаем: «В толпе всякое чувство, всякое действие заразительно, и притом в такой степени, что индивид очень легко приносит в жертву свои личные интересы интересу коллективному»[7].

Во-вторых, то, что толпу «образовали массовые инстинкты»[8], а не разум. Потом прочтем у Г. Лебона: «…индивид в толпе приобретает, благодаря только численности, сознание непреодолимой силы, и это сознание дозволяет ему поддаваться таким инстинктам, которым он никогда не дает волю, когда бывает один»[9]. Ф.Н. Плевако в своей речи говорит: «Толпа – стихия, ничего общего не имеющая с отдельными лицами, в нее вошедшими»[10].

В-третьих, стремление толпы немедленно претворить в действия внушенные идеи. И Ф. Н. Плевако сравнивает толпу с чудовищем, называет «скопищем», «буйством». Используя прием олицетворения, так описывает ее через действия: «Она задавит, не останавливаясь, идет ли разрушать, или спешит встретить святыню народного почитания»[11].

Чтобы так грамотно говорить о такой проблеме как преступления совершенные толпой, надо либо обладать острейшим умом и интуицией, либо держать руку на пульсе новейших достижений научной мысли! И в том и другом случае можно констатировать незаурядные интеллектуальные качества личности великого Ф. Н. Плевако – эрудированность, аналитический склад ума, гибкость, критичность мышления.

Обычно стиль таких текстов бывает публицистическим, динамичным, с оттенком назидательности. Для них характерны призывы к справедливости, милосердию, добру. В рассматриваемой речи, несмотря на ее краткость, Ф. Н. Плевако несколько раз обращается к присяжным с просьбой о снисходительности, даже жалости, напоминает о долге быть справедливыми. Есть такие обращения и во вступлении к речи, и в основной части, и в заключительной. Формы таких призывов разнообразны: от прямых «Будьте снисходительны!»[12] до витиеватых, сложных, с объяснением особой роли присяжных в судебном процессе: «У вас, гг. коронные судьи, масса опыта, - не к вам слово мое… Но законодатель ввел в состав ваш общественный элемент, конечно, не для подсчета голосов и внешнего декорума… И вот я прошу носителей этого непосредственного миропонимания не въезжать колесами в соблазняющие своей прямолинейностью колеи судейского опыта, а всеми силами отстаивать житейское значение фактов дела»[13]. Такие призывы в текстах характерны для людей целеустремленных с развитыми волевыми качествами.

Любопытное наблюдение мы находим у А. В. Россохина относительно проявления личностных характеристик авторов в текстах. По его мнению, соотношение частотности активного и пассивного употребления местоимения «я» свидетельствует о локусе контроля автора[14].

В психологии в зависимости от локуса контроля различают экстерналов и интерналов. Экстерналы считают, что все, что происходит в их жизни обусловлено внешними обстоятельствами. Интерналы, напротив, берут ответственность за происходящее на себя, считают, что причинами успехов и неудач являются они сами.

В речи Ф. Н. Плевако местоимение «я» преимущественно употребляется в именительном падеже (7 раз, в другом падеже – 1раз), то есть преобладает активный способ его употребления. В анализируемой речи Ф. Н. Плевако интернальность очевидна, его готовность отвечать за свои слова и поступки проступает в его речи через активное употребление местоимения «я». Интерналы (или люди с внутренним локусом контроля) считают, что могут контролировать свою жизнь, это люди с повышенным чувством ответственности, предпочитающие работе в команде самостоятельную деятельность . Тем ценнее снисходительность Ф. Н. Плевако к слабым духом и попавшим в сложные условия подзащитным!

Лексика речи соответствует «светлым» текстам (по классификации В. П. Белянина). Чаще других в этой речи Ф. Н. Плевако использует слова снисхождение, милосердие, справедливость, совесть, нравственный, духовный, долг, должны, просьба. В этой небольшой по объему речи мы насчитали их 20 штук.

Лексика текстов тесно связана со стилем. В данном случае он эмоционален, возвышен, что соответствует описанию благородных целей, к которым стремятся авторы таких текстов. При описании негативных явлений в них чувствуется пафос гнева, разоблачения: «Это ли здоровое условие нравственного роста? Есть кое-где шкаф с книгами, а фабрика окружена десятками подвалов с хмельным, все заботы утоляющим вином. Это ли классический путь к душевному оздоровлению рабочего, надорванного всеми внутренностями от бесконечно однообразного служения машине?»[15]

Элемент депрессивности довольно часто присутствует в «светлых» текстах, но не доминирует в них, будущее видится бесконечным, а мироощущение вечным. Что считывается с финала речи, в котором Ф. Н. Плевако мысленно приписывает своим подзащитным слова гладиаторов Рима: «Vive, Caesar? morituri te salutant!» («Да здравствует Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!")

В речи Ф. Н. Плевако можно найти и некоторые признаки «активного» текста. В частности, активным текстам присуще описание борьбы условно положительного персонажа и его единомышленников с противостоящими силами. Стиль таких текстов энергичный, иногда резкий. В нашем примере главными героями текста являются рабочие коншинской мануфактуры, которым противопоставляются сложные жизненные условия, не дающие им возможности для подлинно нравственного развития, и необузданные силы толпы, которая и совершила те злодеяния, за которые судят рабочих.

По типологии В. П. Белянина «светлые» и «активные» тесты соответствуют целеустремленным, энергичным, способным повести за собой личностям. Такие люди много работают, не дают себе покоя, призывают к совершенствованию общественного порядка. Именно так, как о сильной и страстной личности, отзывались о Федоре Никифоровиче Плевако его современники.

Даже беглый взгляд на одну из речей Ф. Н. Плевако позволяет найти множество подтверждений его незаурядной натуры. Сильный духом, разносторонне образованный, эмоциональный, ответственный, требовательный к себе и снисходительный к слабым и нуждающимся в защите, Федор Никифорович Плевако справедливо остается примером для многих поколений адвокатов не только как выдающийся профессионал, но и как необыкновенная личность!

Литература:

1. Белянин В.П. Психологическое литературоведение. М.: Генезис, 2006.

2. Енгалычев В.Ф. и др. Прикладная юридическая психология. — М., 2001.

3. Носенко Э.Л. Особенности речи в состоянии эмоциональной напряжённости. — Днепропетровск, 1975.

4. Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993.

5. Психология масс. Хрестоматия / Редактор-составитель Райгородский Д.Я. – Самара: Издательский Дои «БАХРАХ», 1998.

6. Россохин А.В. Личность в измененных состояниях сознания / В сб. Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. – М.: Изд-во Смысл, Т. 1, 2002.

7. Pronko N.H Language and Psycholinguistics // Psychological Bulletin. Vol. 3, 1946.Slobin D.I. Psycholinguistics. 1974.

[1] Pronko N.H Language and Psycholinguistics // Psychological Bulletin. Vol. 3, 1946.Slobin D.I. Psycholinguistics. 1974.


[2] Белянин В.П. Психологическое литературоведение. М.: Генезис, 2006, с. 13.


[3] Енгалычев В.Ф. и др. Прикладная юридическая психология: Учебное пособие для вузов/Под ред. проф. А. М. Столяренко. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001, с. 400.


[4] Носенко Э.Л. Особенности речи в состоянии эмоциональной напряжённости. — Днепропетровск, 1975.


[5] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 530.


[6] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 530.


[7] Психология масс. Хрестоматия / Редактор-составитель Райгородский Д.Я. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998, с. 15.


[8] Психология масс. Хрестоматия / Редактор-составитель Райгородский Д.Я. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998, с.529.


[9] Психология масс. Хрестоматия / Редактор-составитель Райгородский Д.Я. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998, С.15


[10] Плевако Ф.Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 530.


[11] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с.530.


[12] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 534.


[13] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 529


[14] Россохин А.В. Личность в измененных состояниях сознания / В сб. Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. – М.: Изд-во Смысл, Т. 1, 2002, с. 299


[15] Плевако Ф. Н. Избранные речи. – М.: Юрид. лит., 1993, с. 533


269 views

© 2020 Скабелина Лариса. Сайт создан на Wix.com

  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Vkontakte Social Icon